В.Н. Щербина

Социализация ребенка в киберкоммуникативном пространстве

Тезисы к круглому столу о социализации ребенка в цифровую эпоху

  • Тема социализации ребенка в постиндустриальную эпоху интересна и сильно мифологизирована, много крайностей в стиле «все пропало», как бывает в истории во время переходных эпох. Мы только в начале кризиса – поэтому многие склонны думать, что он уже завершается.
  • Детство – особый период социализации, который имеет социокультурные основания – они меняются. Период в его данном виде у нас сформировался в контексте развития общества модерна. До этого такого социального феномена не было – «Мені тринадцятий минало. Я пас ягнята за селом».
  • На протяжении двадцати пяти лет менялась жизненная среда и парадигма социализации. Мы ведем нашу дискуссию в ситуации кризис культуры модерна в целом и в Украине в частности. Все это проецируется на проблему детства.
  • В жизненной среде человека среде возникли киберкоммуникативные составляющие, которые опосредуют социальное общение уже не только на межгрупповом, но на межперсональном уровне – произошла экспансия капитала (способности влиять) на индивида на этом уровне – возникли проблемы с механизмами социализации – старые (прежде всего семья и школа) утрачивают свою эффективность и требуют обновления в виде новых компонентов
  • Интернет следует понимать как инструмент изменения процесса коммуникации – раньше он шел в направлении образования групповой идентичности и манипулирования ею. Сегодня реализуется проект изменений, формируется новый социальный алгоритм жизни обществ, основанный на индивидуализации, возникли разрывы и конфликты, имеющие историческую природу. Это имеет свою идеологию в виде «победы информационного общества» как естественного процесса.
  • В этом процессе феномен детства как особой жизненной поры меняется, меняются соответствующие институты и практики. В эпоху модерна в этот период человек осваивал первичные жизненные навыки для жизни в среде, где существует разделение труда. Социализация шла в направлении усвоения свойств для участия в производственно-трудовой и военно-политической активности. В обществе потребления («высокого модерна») эти качества отошли на второй план.
  • Первичная социализация сегодня больше ориентирована на потребительские компетентности. В то же время индивид раньше становится полноценным участником социальной жизни – как потребитель, поэтому происходит ювенализация культуры, ребенок включается как полноценный агент социальных отношений в обществе потребления. Это создает новые психологические риски, с которыми родители не умеют справляться. Обобществления через потребление сегодня дополняется (или меняется) обобществлением через включение в игру.
  • Происходит геймеризация социальной сферы, меняются правила. Вместо потребительской компетентности нужна игровая, со всеми мировоззренческими и практическими компонентами. Этика привязывается к ситуации игрового взаимодействия.
  • Есть и другое видение. Постмодернистский и неолибералистский виток глобализации заканчивается – возникает необходимость и воля к другому типу социализации, то, что казалось “естественным” и потому “неизбежным”. В частности “неподконтрольность” интернета, уходит в прошлое, на смену идет “огосударствление”, регулятор будет требовать иного контекста и мы увидим “перемены к лучшему”.
  • Мы рассматриваем проблематику в дискурсе, где исторически возникли «новые» видения проблем, ситуации и агентов взаимодействия в социализации. Но эти видения необходимо воспринимать как исторически данные, а не «новую реальность саму по себе». В частности, возникло множество мифов и метафор о сущности происходящего, которые можно свести к категориальному разделению по межпоколенческому признаку. В данном случае поколения это не физическое и не демографическое, а социокультурное понятие.

Социализация ребенка в киберкоммуникативном пространстве

  • Единой картины мира нет, все определяется относительно позиции смотрящего и равноценно. Изменения в такой картине мира не возможны, все взаимодействия представляются как циркулирующие коды воспроизводства  симулякров.  Принцип реальности в этой картине отсутствует – его замещают практики реконструирования реальности в виде «историй» – отсюда фэнтези миры, внимание к «прошлому».  Правил нет – есть традиции, отступление от которых ведет к последствиям, но не санкционируется окружающими. Каждый отвечает за себя и никто никому не судья.
  • Симулякр жизни объединяет собой реальность и представление о ней, делая невозможным то и другое. Пример – это компьютерная игра, стремящаяся к имитации реальности и замещающая её. В игре ребенок проводит свою реальную жизнь. Проблема зависимости не в игре, а отсутствии разделения на игру и жизнь, в отсутствии жизни вне игры.

Социализация ребенка в киберкоммуникативном пространстве

  • В этой картине мир меняется – прогрессирует в определенном направлении и человек может занять в этих процессах определенное место – решив тем самым проблему добра и зла. Результат социализации (то к чему стремится детство) – формирование устойчивой структуры, присущей индивиду – личности, которая является проекцией социальных потребностей. Наличие личности – условие для включения в социальную деятельность – совместное воспроизводство системы отношений между людьми, общества. Поэтому важны политические взгляды (воспитание), готовые стандартные деятельностные способности (образование). Императив – ребенок должен усвоит правила и взаимодействовать с окружающим миром на их основе. Если нет – допустима или необходима репрессия.
  • Здесь ребенок живет по принципу «Жить подано. Время заселяться» – кодификация реальности заранее задана, динамика циркуляции требует лишь участия и не может быть изменена. Поэтому развивается мифологическое, эпическое отношения к миру. Результатом становится «заколдованная личность», принявшая на себя некий кодифицированный образ. В идеале социализация в этой картине видится как «алхимический процесс» – преобразование человека путем символического посвящения, передачи «религиозного опыта». (Отсюда популярность Гарри Поттера)
  • Социальный заказ в эпоху кризиса – манюпас, человек, который не хочет думать и пользуется мэмами для коммуникации, включается и отключается от потоковых взаимодействий.

Манюпас

  • Видится, что социализация в рамках «племени», уход в отношениях – от рационально-критической кодифицирован-ной в понятийной системе к чувственно-эмпирической, кодифицирован-ной в образно-символической.
  • Но это возможно до тех пор, пока существуют ресурсы на постмодерн как состояние – сейчас постмодерн закончился и мы находимся в начале мира, где будет доминировать принцип реальности – следовательно, критическим ресурсом становится рациональность, понятность, целостность и системность. На это нужно ориентировать социализацию – как бы вопреки «идеологической картине».
  • Разные типы общественных связей предполагают разные типы социализации и их комбинации. Многоукладность и диалогичность среды социализации выдвигает новые требования – средством их реализации становится коммуникативная середа. Поэтому нужно анализировать не средство, а запросы среды.
  • Изменилась процедура образования понятий – и эти понятия вписываются в различный социально-коммуникативный контекст. Тексты культуры эпохи модерна все более «зависают» – её нужно поддерживать и воспроизводить. Когда говорят о «естественности и неизбежности» этого процесса нужно понимать, что мы имеем дело с чистыми идеологемами, исключающими возможность полноты взгляда на процесс.
  • Но педагогика и психология сегодня у нас в этом направлении развиваться не собираются – поскольку ориентированы на производство традиционной или модернистской личности – патриота, верного очередным идеалам, носителя военно-политических свойств.

Социализация ребенка в киберкоммуникативном пространстве    Социализация ребенка в киберкоммуникативном пространстве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *